О ФОНДЕ | ПОРТФОЛИО | ОТЧЕТЫ | ГАЛЕРЕЯ | ПРЕССА | КОНТАКТЫ

Нож Золотой Петушок, фото Галины Филимоновой

Материал предоставлен Варнавинским историко-художественным
музеем для публикации в рамках проекта «Места памяти»

Промыслы Варнавинского района

Варнавинский уезд занимал одно из первых мест в Костромской губернии по лесным угодьям, поэтому большинство населения края занималось выработкой бревен для сплава, сидкою дегтя, выделкой мочала и других лесных изделий, которые отправлялись на приволжские пристани. Развиты были многие кустарные промыслы. Столяры-кустари изготавливали токарную посуду, бочки, санки, сельскохозяйственный инвентарь. Лес давал богатый материал для плетения лаптей и корзин, изготовления лукошек, коробов, пестеров. Существовал в уезде и мелкий гончарный промысел: до наших дней дошли глиняные горшки, корчаги и другая гончарная посуда, а также сапожно-башмачный промысел. К числу самых известных местных промыслов относится косторезный промысел.

Резная кость

Косторезный промысел пришел в Варнавино из села Холмогоры Архангельской области. Привез его сюда один из талантливых выпускников Холмогорского училища – П.П.Черникович в 1970 году. Сегодня ООО «ВАРКО» продолжает сложившиеся за эти годы традиции с оригинальной стилевой направленностью. На выставке в Варнавинском музее представлены женские украшения, шкатулки, декоративные стаканы, письменные приборы, игольницы. Среди художников – косторезов ООО «ВАРКО» многие являются лауреатами российских выставок и конкурсов, члены союза художников России, заслуженный художник России, награжденные государственными наградами. Им принадлежат работы, хранящиеся в музее – это ларец «Болдино» Ю.Ф. Мишукова, ларец «Волшебный» Н.А. Медведева, а также коллективная работа Н.П Михайловой, Ю.Ф. Мишукова, В.П.Тевризова - ларец «Куликовская битва».

Мишуков Старший….

Родился Юрий Федорович в 1933 году, в городе Улан-Батор. Воспоминания о детстве остались довольно скудные: «Монголия – это стада овец, грязные монголы, юрта посреди двора. Тогда мне было три с половиной года. Самыми яркими впечатлениями, оставшимися о детстве стали: дружок-монгол, с которым мы возили на колымаге камни вокруг юрты, рыбалка на сома, который чуть не утащил меня на дно, в итоге сом уплыл вместе с веревкой (удочек тогда у нас не было)… Мои детские ощущения от Монголии – человек и природа здесь живут в одном целом».

В Монголии считается, что все родившиеся на их земле – монголы. Может, именно поэтому тема востока до сих пор влечет Юрия Фёдоровича, он лелеет мечту съездить на Родину.

Его отец служил военным водителем, возил Ворошилова, Чойбалсана. Когда Юре исполнилось четыре года, советская власть посчитала, что счастливого детства достаточно, и за отцом приехал «черный ворон». Больше семья его не видела.

- Был у отца монгольский орден, были ранения, - вспоминает Юрий Фёдорович. – И именное оружие. К чему и придрались. 1937 год – золотое время! В восьмидесятых годах реабилитацию прислали и бумагу, которую чекисты составили, когда отца арестовали. Там написано: конфисковано то-то и то-то. Ничего ценного не указали – ружья, украшения. Всё себе забрали, а в конце умилительная запись: «… и детские носильные вещи». Я так расцвёл ненавистью, что не дай Бог. После ареста отца вся жизнь через пень-колоду. Но, как говорится, достигли определённых вершин: дом да баня. А тогда нас в 24 часа выкинули из Нижнего в Оранки, откуда дед родом. Мать, меня, младшую сестру.

К началу войны Мишуковы вернулись в Нижний, где Юра и пошел в школу. Усидчивостью и прилежностью Юрий Федорович не отличался. Да и вообще к всякого рода образованиям он относиться с большой иронией.

- Получил восемь двоек за год , за поведение – «3» , за рисование – «5». Мамка узнала … Второй год – результат тот же. Но если мне что-то интересно и нужно – запомню навсегда, а если нет - …

Вообще судьба не жаловала семью Мишуковых. Ни один из мужчин рода Мишуковых не вернулся с войны. Младшая сестра отца буквально выпестовала Юру в голодные послевоенные годы, ведь он был последним из мужчин их рода. И как тут не поверишь в ДАР СВЫШЕ?

Семь классов образования, армия, попытка поступить в Строгановку. В итоге снова осел в Нижнем. Завод имени Фрунзе, потом РИАП, НИИТОП. Работал фрезеровщиком, слесарем.

- Оттуда на север и рванул. А работал я и слесарем по тракторам, и фрезеровщиком, и плотником, и кочегаром – всё «престижные профессии». В котельной втроём: кочегар, зольщик и слесарь. Температура снаружи - 45°. Уголёк, больше смёрзшийся, наколи, повози. Иногда по две – три смены подряд отстаивали. Оттрубив так 10 лет, вернулся Мишуков в Нижний. Пошел в управление художественных промыслов, свои работы показал. Главный местный косторез предложил на выбор два места. На мясокомбинат костяные пуговицы делать или в Варнавино, на фабрику резьбы по кости.

- Там тоже шедевры тиражировали. Но зато охота в тех местах! И вот на этой фабричке с 1977 года до досрочной пенсии, считай, доработал.

Продукция Варнавинской фабрики резьбы по кости, фото Елены Припышкиной Продукция Варнавинской фабрики резьбы по кости, фото Елены Припышкиной Продукция Варнавинской фабрики резьбы по кости, фото Елены Припышкиной Юрий Федорович Мишуков, фото предоставлено Варнавинским историко-художественным музеем

В Варнавино привлекла его природа и охота - сюда приезжал он еще, когда жил на Севере.

Красная гора в Варнавине, фото Елены Припышкиной Продукция Варнавинской фабрики резьбы по кости, фото Елены Припышкиной Продукция Варнавинской фабрики резьбы по кости, фото Елены Припышкиной Ларец КУЛИКОВСКАЯ БИТВА. Варнавинская резная кость. Из фондов Варнавинского историко-художественного музея

На фабрике Юрию Федоровичу приходилось заниматься не только рядовыми работами, но и спецзаказами. Одним из таких был бар, выполненный на заказ для высшего партийного руководства. Эта эксклюзивная вещь поразила всех. Юрию Федоровичу и самому сейчас хотелось бы посмотреть на нее.

Были спецзаказы и на ножи. Первый свой нож Юрий Федорович сделал еще когда служил в армии. Начальник инженерной службы предложил сделать ручку для ножа. Случайность привела меня к этому делу.

- Случайностями меня много вело, – вспоминает Юрий Федорович.

- Материалом для ручки послужил украденный начальником инженерной службы бильярдный шар из слоновой кости... Я ему сделал нож в виде загнутой лошадиной головы с торчащими ушами, которые все время ломались – пришлось ремонтировать на протяжении всей службы. Служил в армии со мной армянин, который умел вырезать из кости. Показал мне ручку от ножа «Баран на горе». «Сделаешь или нет?» - спрашивает он. Поспорили на несколько пузырей. И ведь сделал, примитивным инструментом - заточенным надфилем. Правда, спор закончить не удалось. Парня отправили в стройбат, а в наследство остались мне его инструменты.

Еще один случай – приезжали на турбазу охотники – военная братия. Сделал заказ - костяную ручку и нож из напильника. Этот нож дарили-дарили, и дошел до Косыгина.

Работа на фабрике не приносила не только дохода, но и удовлетворения духовного. Юрий Федорович человек незаурядный и свободомыслящий. Его изделия всегда отличались уникальностью и профессионализмом. От того не был уход на досрочную пенсию Юрия Федоровича неожиданностью.

Династия, или как все начиналось...

В Москве, ещё до революции, была мастерская Фёдора Яковлевича Мишукова, который занимался изготовлением окладов для икон и разной утварью. Еще один представитель династии - Николай Мишуков был директором Строгановского училища. Он увлекался историей ювелирного дела и стал составителем книги «Золотое и серебряное дело России». Брат отца Юрия Федоровича, Валентин Александрович Мишуков, занимался скульптурой.

Старший сын Юрия Фёдоровича, Андрей, живёт сейчас в Москве. От отца он унаследовал характер и жизненные принципы – всегда был непреклонен и имел свою точку зрения. Сейчас он пенсионер. До армии прошел два года университета (не закончил его, не нарушив традицию Мишуковых). Двадцать пять лет своей жизни посвятил военному делу - служил в Мурманске «морским котиком». Десять лет назад, уйдя в отставку, он полностью отдался творчеству. Море и водная стихия, его страсть с детства, стали основной темой работ Андрея. Именно его произведение – конвертный нож – выбрал президент в подарок для королевы Испании в своём подарочном фонде. Михаил, как и отец, живет в Варнавине. Любовь к рисованию проявилась уже в детстве. К учебе особо не тяготел. Юрий Федорович вспоминает:

- У нас никто нигде не учился, Мишка только два года в Павлове проторчал, поизучал историю КПСС и вернулся.

- Да что там, в Павловском училище делать! – подхватывает Михаил. – Я всё, чему там учили, и без них умел. А вообще, мы без образования без всякого. Нам рядом с этими именитыми мастерами просто стыдно!

Работа на ювелирном заводе также была унаследована от отца.

- Потом я его пристрастил к творческой работе… И увлек его. Михаил в мастерстве вырос гораздо больше меня, – считает Юрий Федорович.

Младший сын Роман (26 лет) не менее талантлив, рисует отлично. Он еще молод, но несколько работ очень серьезны. Нож «Дельфин», выполненный им, сразу был приобретен знаменитым коллекционером из Москвы. Роман, прежде чем приступить к этой работе, подробно изучил все о дельфинах.

- Передать его образ, можно только поняв и осмыслив жизнь этого удивительного существа. Именно поэтому клинок удался, – так утверждает Юрий Федорович.

Работы троих Мишуковых выставляются практически на всех значительных выставках холодного оружия. В настоящее время Мишуковы продолжают традиции своих предков. Старший сын Юрия Фёдоровича, Андрей, планирует открыть мастерскую в Москве.

О творчестве...

Откуда эта страсть к резьбе, Юрий Фёдорович рассказывает скупо. Ещё в детстве из опоки (мягкий поделочный камень) разную ерунду вырезал. Потом фильм «Каменный цветок» посмотрел, где шкатулку с ящерицей мастер сделал. Давай ящериц резать. Живя в Нижнем Новгороде, Мишуков забросил свое хобби, а вернулся к нему на Севере.

- Случайно зашел в сувенирную мастерскую. Гляжу, там такие шедевры выпускают – ужас один. Вот и стал я параллельно надомником.

Вернувшись в Нижний, попал на ювелирную фабрику в р.п. Варнавино.

- Занимался гадостью всякой. Делал образцы для лажи ширпотребовской. Здесь мне было тоскливо, плюс конкуренция на худсоветах.

О худсоветах, которые утверждали образцы изделий Юрий Федорович вспомнил стих, родившийся в то время:

Я сувенирную кастрюлю

Представил вновь на худсовет…

На Москву вышел, когда 10 лет на фабрике проработал. Привез на Арбат одну вещицу за которую в Варнавине 20 рублей предлагали. Вернувшись туда через неделю, увидел, что все работы проданы.

В 1993 году в Москве на Арбатской площади в доме № 12 была организована галерея «Русские палаты». Представленные там клинки и ножи - настоящие, боевые, или охотничьи. Среди них появились и работы Юрия и Михаила Мишуковых – отца и сына. Некоторые из этих работ были признаны специалистами национальным достоянием и запрещены к продаже за рубеж. Такие изделия приобретают музеи, но многие работы покупают и коллекционеры.

Оформляют (монтируют) Мишуковы клинки только отменного качества – в основном известнейших московских мастеров. В изделиях используют кость моржа и мамонта. Главной темой работ является животный мир. «Да и что может быть интересней?», - считает Юрий Федорович. Изделия выполняются на заказы, которые приходят из Москвы.

Из статьи «Русские в Лувре» (журнал «Мастер ружьё», апрель 2007 года): «На выставке русского холодного оружия в Лувре были показаны и знаменитые изделия Ю.Мишукова – настольные костяные композиции «Такса» и «Амба». Было очень приятно услышать от одного из лучших французских косторезов слова восхищения и признания высочайшего мастерства автора. Рядовые же посетители просто надолго застывали у витрины с работами Ю.Мишукова, понимая, что перед ними уникальные произведения искусства».

Но для Мишуковых не имеют значения громкие овации и похвала. Ю.Ф.Мишуков говорит: «Я оцениваю свои работы, ориентируясь на музеи мирового уровня и на то, что там выставляется. Другая оценка мне не нужна – я оцениваю свою работу сам».

Судьба династии Мишуковых удивительна и трагична. Не случайно, именно эту семью Бог наградил таким талантом…

Материал предоставлен директором Варнавинского историко-художественного музея Галиной Николаевной Цыгановой

В настоящей публикации использованы фотографии Елены Припышкиной, а также фотографии, предоставленные Варнавинским историко-художественным музеем

Настоящая публикация размещена на сайте Галины Филимоновой в рамках проекта "Места памяти"

Как поддержать проект?



Перепечатка материалов - только с согласия Галины Филимоновой при соблюдении авторских прав.
Ссылка на источник обязательна.

    На главную
 Контакты
© Галина Филимонова
Все права защищены!